?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В этом году свой 95-летний юбилей отпраздновал известный писатель и общественный деятель Даниил Александрович Гранин.
Напомним, что 5 лет назад по случаю празднования 120-ой годовщины со дня рождения П.А. Сорокина в Санкт-Петербурге на доме 31 по 8-й линии Васильевского острова в честь социолога была установлена мемориальная доска. В церемонии открытия принимал участие Д.Гранин, который придумал слова, высеченные на доске: «Здесь с 1918 по 1920 год жил великий мыслитель ХХ века социолог Питирим Сорокин».
Интересно то, что, известный писатель лично встречался с известным социологом. Об этой встрече Д.Гранин оставил небольшую заметку в своей автобиографии "Причуды моей памяти". Вот что, вспоминает писатель:

"Будучи в Гарварде, я попросил кого-то из дирекции Университета устроить мне свидание с Питиримом Сорокиным. Что я знал о нем? Да, в сущности, лишь то, что его раскритиковал Ленин, что его выслали из России в 1922 году на знаменитом «профессорском пароходе». Здесь, в США, говорили о нем с восхищением, он стал одним из создателей социологии, науки, которую у нас, тогда в 60-е годы, терпеть не могли.
Жил он в Гарварде в своем доме. Принял меня в большой гостиной, высоченный потолок, на стене длинная картина «Москва», кажется, Добужинского. И сам Питирим был тоже вытянутый, узкая симпатично-приветливая физиономия много думающего человека, готового сообщить вам, ответить, поделиться… Рассказал мне, что из его деревни вышел еще один, может, известный мне человек — скульптор Эрзья. Что сам Питирим обучал детей нескольких президентов США. Разговор проходил беспорядочно, я не сумел использовать полученное время. Его занимала проблема альтруизма, то чем у нас не занимались. Если бы… На прощание он подарил мне оттиски своих последних статей с автографами.
Живя, работая в таком успешном центре Западной цивилизации, он увидел, как она деградирует, как уменьшает божественное в человеке.
Позже я читал материалы наших конференций, посвященных Питириму Сорокину. Там звучали его мотивы катастрофичности жизни. Сомнения Сорокина в могуществе человеческого разума.
Из нашего разговора я мало что запомнил. Записать не удосужился, еще раз упустил подарок судьбы".